?

Log in

sweet_existence's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in sweet_existence's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Friday, July 25th, 2008
2:15 pm
Насекомые
Рядом с лесом маленький деревянный дом, в нем несколько комнат с низкими потолками, в одной из них нахожусь я. Из окна доносится оглушительный стрекот кузнечиков, занавеска колышется от небольшого сквозняка, комната наполняется свежестью и ароматом леса. Я один в этой комнате, лежу на кровати, разглядываю комаров. Когда живешь в городе, в бетонном доме на высоком этаже, не думаешь о насекомых. Но стоит выехать за пределы цивилизации и поселится в одноэтажном летнем доме, как начинаешь постоянно сталкиваться с ними. Во всех углах сидят пауки, на потолках и стенах моль, повсюду жуки разной величины, какие-то невидимые создания, шуршащие в толще стен. Создается впечатление, что не ты хозяин этого жилья, а они. Чувствуешь себя стесненно, словно своим присутствием причиняешь им неудобство, нарушаешь их привычный образ жизни. То о чем я никогда не думал, сейчас занимает практически все мое воображение. Один из комаров сел на мое запястье. Я рефлекторно дернулся, чтобы прихлопнуть его, но остановился… Мне захотелось рассмотреть, что же будет. Как комар проколет мою кожу и начнет пить кровь. Я собрал всю силу воли и терпеливо начал ждать.
Не думая не секунды, комарик проткнул кожу и замер. Я не почувствовал ничего. Словно на моей руке никого не было, и ни кто не сосал мою кровь. Но действие происходило. Маленькое брюшко вампира медленно увеличивалось в размерах, растягивалось и багровело… Вдруг я осознал! Насекомое пьет мою кровь! То, что так тщательно и безукоризненно создавал мой организм, то, что предназначено для поддержания моей жизни. И эту ценную жидкость ворует хитрым приспособлением некое чуждое мне создание. Мне стало жутко от этой мысли. Я не вытерпел и прогнал комара. Он медленно взлетел, унося с собой часть меня.
Нужно было его прихлопнуть. У меня в голове не укладывается, что моя кровь, по сути то, из чего можно сделать еще одно такого же как я, если верить всем рассказам про клонирование, сейчас улетает прочь, находясь в дьявольском резервуаре. Я наблюдаю взглядом за его полетом, все еще надеюсь убить вора. Но тут происходит нечто неожиданное. Опьяненное насекомое натыкается на невидимую преграду, словно зависает в воздухе и вот к нему уже бежит по этой невидимой поверхности паук на длинных тонких лапах. Немедля, он скручивает жертву и ритмичными движениями своих конечностей оплетает  в паутину. Я вздохнул с облегчением. Ведь теперь не придется бегать за комаром, чтобы убить его.
Все разрешилось само собой. Я выключил свет и отвернулся к стенке. Мое сознание снова заполнилось шумом ветра и звуками леса. Постепенно они превратились в очаровательную мелодию, и сон овладел мною. Но в тот самый момент, когда сознание еще было во мне, в этой комнате, еще до того, как видения сна захватили меня, я четко увидел паука, он, наконец опутал своей тонкой леской комара и вонзился в его брюхо своими голодными зубами. Навстречу его парализующей слюне брызнула моя кровь, тягучая и почерневшая…
Friday, September 28th, 2007
12:08 pm
Ночной поезд.
    Не успел я подняться в вагон, поезд тронулся, слегка качнувшись. Сонный проводник проверил мой билет и выдал комплект белья. Я неспешно проследовал на свое место. Вагон встречает меня привычным запахом: многодневно ношеные носки, табачный дым, затхлая грязь, духота и особый парфюмерный дух. Такой парфюм, напоминающий запах гари: горький и отталкивающий, чаще всего можно встретить в вагонах поездов. Он появился не так давно, года два-три назад и, с тех пор, он преследует меня. ДалееCollapse )
Tuesday, September 4th, 2007
1:04 pm
"Во время цветения роз я устыдился, что отрёкся от вина"
Я прогуливался по сказочному лесу, созерцал дивные деревья и травы, наблюдал за распустившимися цветами, любовался созревшими плодами. Целью моей прогулки было созерцание. Я мог смотреть, вдыхать аромат, но трогать, не смел.  И такое мое поведение формировало действительность вокруг меня. Все живое раскрывалось мне, не боясь быть нарушенным. Моему взору открывалось то, что было скрыто для охотника и собирателя. И вот в какой-то момент мне явилось чудо: на одной из веточек земляники вместо обычного алого плода я заметил некое сияние. Изумился, подумал: наверное, роса блестит в лучах солнца. Приблизился. И не было предела моему удивлению и восхищению, на тонкой ножке расположился огромный бриллиант. Форма его было точно такая же как у земляники, росшей вблизи, но блеск его ослеплял. Моя грудь наполнилась счастьем и тоской. Сладкой горечью. Мне очень хотелось похитить это чудо. Сорвать лучезарный плод и унести с собой из дивного леса – вот, что было моим единственным и самым сильным желанием.
Мне стоило не малых усилий вспомнить и осознать, что цель моего похода не собирательство, а простое наблюдение. Я отвернулся от лучистого плода и пошел проч. Уже никакие красоты не прельщали меня, все казалось тусклым и обедневшим. Я возвращался с прогулки с пустотой в груди.
Thursday, May 31st, 2007
2:57 pm
Про любовь.
Что же такое любовь?
Нужно посмотреть в словаре...
Наверное, в понятии любви есть место прощению. Ведь если ты любишь, но при этом не можешь простить, то это уже не любовь. Но с другой стороны, есть ли в любви место обиде? Нужно посмотреть в словаре, что такое «обида» и что такое «прощение». Что можно противопоставить любви? Ненависть? Странно звучит: «ненависть с первого взгляда». Скажите, а вы верите в ненависть с первого взгляда? Нет, что-то не то здесь.  Это все-таки к другому относится, любовь стоит особняком и не имеет противопоставлений. Это как «достигнуть цели или не достигнуть». Ведь если сравнивать эти два состояния, то они не выглядят противоположными. В обоих случаях речь идет о движении… только в одном случае есть попадание в цель, а в другом нет. Нелюбовь, это промах… Непопадание в цель… Это грех.
Wednesday, April 4th, 2007
12:04 pm
Настоящее
Есть много картин, которые вызывают ассоциации с летом. Не останавливаясь на них, я опишу состояние характеризующие не только летнее ощущение, но и ощущение счастья. Ведь счастье это не есть осуществление, какой то мечты или желания. Счастье это то, что происходит именно сейчас, не вчера или завтра, а именно сейчас. А сейчас я лежу на диване в своей комнате, окна занавешены, но открыты. Свет не горит, комната слегка освещена уличными огнями. Еще с улицы проникает свежий воздух, звуки насекомых, и едва заметное шуршание листьев. Я расслаблен и не о чем не думаю. А зачем думать о чем-то, когда впереди целое лето? Я вновь прислушиваюсь к шелесту листьев. Это состояние лета, но через мгновение меня настигает состояние счастья. Вот как это происходит: к подъезду подъезжает автомобиль, на какое то время звук двигателя вытесняет ощущение, к которому я уже привык. Проходит несколько минут, приглушается мотор – снова тишина. Затем щелчок: приоткрывается дверь и вместе с этим звуком из салона доносится музыка. Водитель слушал ее всю дорогу, а вот теперь пролил в летнюю ночь. И я слышу ее, едва ощутимую, беспощадно грустную мелодию… Напрягаю слух, чтобы сильнее впитать её… И эта мелодия полностью завладевает мной. Я в своей маленькой комнатке, кто я? Человек ли? Может само счастье, воплощенное в теле и помещенное на диван? Что за радость разливается из груди по всему телу? От чего так ощутима жизнь и почему она так приятна? Это не вопросы, а скорее утверждения, которые произносил я, молча в открытое окно навстречу приглушенной музыке. Счастье становилось невыносимым, и концентрировалась в глазах, под веками, чтобы, переполнив меня, выплеснутся в виде слезы.
Дверь в машине захлопнулась и мелодия прервалась. Снова тишина и шуршание листьев. Только стрекот кузнечиков стал громче и ритмичнее: не я один услышал эту летнюю музыку.
Friday, March 9th, 2007
3:21 pm
Проекция.
Я увидел их случайно. Просто опустил глаза и сместил взгляд немного влево. Они сами притянули моё внимание и овладели им, пленили так, что невозможно было оторваться… Пара зелёных перчаток. Слово «зеленых» тут употреблено скорее как направление, для описания цвета, потому что тот «зеленый» был так прекрасен, как может быть только прекрасен цвет в мире идей и понятий, которые, проецируясь в наш материальный мир, блекнут и огрубевают. Насыщенный, сочный как молодая трава, яркий и плотный цвет окрашивал кожу перчаток, которые обтягивали руки молодой женщины, дремлющей на диване вагона метро. Мятая фактура кожи придавала особую глубину  цвету. Тонкий, прочный материал плотно обтягивал красивые кисти рук, но не форма, а именно цвет не давал возможности оторваться взгляду. В глазном яблоке приятно щекотало, сетчатка купалась в блаженстве… Хотелось сохранить навсегда в глазах такое чувство, окрасить все вокруг в этот волшебный цвет. Он не был слишком резкий, слишком блестящий, мельчайшие, теплые, слегка желтоватые рефлексы на бугорках  кожи разливались монотонно по всей поверхности, я затененные бороздки придавали шероховатость цвету. Не был он и монохромен, создавалось впечатление, что серый не присутствовал тут совсем. Темно-фиолетовая, почти черная сумка служила фоном, очень выгодно подчеркивая красоту и простоту зелени. Мне казалось, что после многолетней жажды я упиваюсь чистейшей прохладной водой. Я чувствовал, как блаженная улыбка расползается по моему лицу. В себя я пришел только тогда, когда вагон остановился и вошли люди. Они загородили своими телами источник наслаждения. Я, не зная, что делать, наивно стал искать подобный цвет в элементах их одежды. Наконец, убедившись в тщетности своих усилий, прекратил поиск. Я вспомнил, как часто меня спрашивали, есть ли у меня любимый цвет, вспомнил, как я недоумевал над этим вопросом. Как можно любить один какой-то цвет? Но теперь я точно знал ответ на этот вопрос…
Мне нужно было выходить на следующей станции, я встал и протиснулся между телами пассажиров. Очутившись совсем близко к манящему цвету, я последние секунды купался в сиянии «зеленых лучей». Поезд остановился, открылись двери и я вышел.
Thursday, November 23rd, 2006
1:49 pm
imitatio dei
В старенькой беседке во дворе обветшалого дома сидели два пожилых человека: Александр и Александра. На столе стоял термос с чаем и две чашки. Поздняя осень. Три дня шел снег и покрыл всю землю. Но он растаял, практически не оставив и следа. Только пожухшие опалые листья и оголившаяся крона напоминали о недавних снегопадах. Почерневшие стволы деревьев тонули в густом тумане, как в молоке.
Александр открыл термос и поставил его на стол. Из открытого горлышка повалил ароматный пар, он поднимался ввысь и смешивался с туманом. Александра улыбнулась:
-        Как же долго мы живем на свете…
-        Да… тут, в деревне уже лет сорок.
-        Ты что, считаешь? – снова улыбнулась Александра.
-        Нет, не считаю, но ты посмотри на эти деревья. Помнишь, какие они были? А какие сейчас. Лет за сорок они могли так вырасти, не меньше.
-        Да. Ты прав. А еще лет сорок в городе жили.
-        И это только вместе. А порознь сколько жили?
-        Лет двадцать.
-        Да, примерно.
Александр поднял термос и наполнил чашки. Так тихо вокруг, как бывает только во время сильных туманов. Близятся сумерки. Александр взял со стола чашку, поднес к губам и тихонько подул на нее, потом сказал также тихо:
-        Удивительный сон я видел сегодня ночью:
Два молодых человека в военной форме, грязные, в синяках и кровоподтеках, лица их измучены. Вокруг идет какое-то военное действие, слышны взрывы, пахнет порохом. Молодые люди беседуют, иногда их разговор заглушает грохот снарядов. Один говорит с удивлением:
-        Но как же ты не обижаешься и не злишься на них? Это невозможно!
-        Это возможно. Просто я…- юноша задумался, словно подбирая слова, …я зла не вижу.
-        Да как же ты не видишь его? Ты что, слеп. Оно вокруг нас, оно повсюду. Оно даже внутри нас, а ты его не видишь?
-        Нет. Где оно? Вокруг нас земля и война.
-        А война разве не зло? Ведь нас с тобой убьют! И ты не зол на своих убийц?
-        Не могу злиться на них, они сами страдают от своей роли убийц. Не всем же посчастливилось исполнять в этой жизни мирные роли.
-        Да что ты такое говоришь? Никакие роли никто не исполняет! Они хотят убивать, они это делают, и не сегодня–завтра и нас прикокошат или покалечат!
-        Они не хотят. Не вини их. Они же просто куклы, как и мы с тобой.
-        Посмотри в их глаза, когда тебя проткнут штыком, тогда ты поймешь, что их желания искренни.
-        Их желания, это всего лишь завеса между их светлой душой и миром. Они тяготятся этим желанием не меньше чем мы с тобой, но не осознают этого.
-        Они не осознают  этого, когда представится случай…
Громыхнул взрыв, и с неба посыпалась земля с мелкими камнями. Словно гигантские нити свешивались с неба земляные струи. Мне на какое-то мгновение показалось, что они подобны веревкам в руках исполинского невидимого Кукольника, спрятавшегося за серым небом. И каждая нить надежно крепится к мускулам и нервам беседующих солдат и полностью подчиняет себе их действие.  Грохот утих, и иллюзия пропала. 

-              Только сострадание можно испытывать к этим людям.  Разве ты не видишь, как страдают их чистые души, когда они совершают убийство?
-        Нет, не вижу. Ты не видишь зла, а я не вижу их страданий.


***


-        Я проснулся на этой фразе.
-        Да, забавный сон, как ты думаешь, их убили на этой войне?
-        Думаю, что нет.
-        Скажи, Александр, а ты видишь зло?
-        Я ничего не вижу кроме тебя и…
-        И чего еще?
-        И вот этой прекрасной чашки с чаем.
-        А туман видишь?
-        И туман вижу.
Вокруг становилось темно. Александр включил фонарь. Из ржавого абажура как тряпка повис желтый туманный свет. Сказочно красиво.
Thursday, November 2nd, 2006
2:29 pm
Далекое - близкое.
То, что я сплю, я понял далеко не сразу…
Все было так естественно: два моих друга Антон и Сергей, костер, на котором мы печём яблоки, поляна, усыпанная иголками лиственниц и стволы самих этих деревьев. Пейзаж совершенно реальный, много раз виденный, да и сама ситуация неоднократно повторяющаяся в нашей жизни. Летом мы часто жгли костры в этом лесу и запекали на них яблоки или хлеб, а сейчас осень и, возможно, уже затосковав о тепле, решили погреться у огня…
Стоп. Это слишком реально, так я бы не вспомнил о том, что я вижу все это во сне. Антон говорит: мы словно бомжи из американских фильмов, которые на окраине города под каким-то мостом жгут костер в металлических бочках! И протянул к огню руки в шерстяных перчатках с обрезанными пальцами. Мне и Сергею показалось остроумным это сравнение, и мы поддержали его смехом. Я нанизывал на сухую веточку небольшое яблоко, мы нарвали их с дикой яблони, они очень кислые, но если запечь на костре, то по непонятной нам причине они становятся сладкими. Но это явно не то, что указало мне на нереальность происходящего.
-        А знаете о чем я сейчас подумал? - сказал Сергей, - как же хорошо быть профессионалом в какой-нибудь области, например быть очень хорошим музыкантом. И при этом купить какой-нибудь очень дорогой и хороший инструмент и чтобы его марка была известна во всем мире, и каждый, кто занимается музыкой, знал бы ее и мечтал иметь такой инструмент у себя. Представляете, какое это удовольствие, когда твое мастерство сочетается с этим произведением искусства, ты играешь на нем и понимаешь, что лучше ничего не может отразить твои состояния…
С этими словами он достал из костра обуглившееся яблоко. Мы засмеялись. Я посмотрел вверх. Уже смеркалось. Искры от костра улетали в тёмно-синее небо. Как же красив и реален наш мир, как же хорошо, что я сижу около этого костра вместе со своими друзьями. Нет, пожалуй, не так я понял истину, что-то внутри меня просто сказало мне: «происходящее не реальность, а всего лишь плод моего воображения». И после этой фразы все как-то изменилось: стало четче и конкретнее, может быть даже реальнее.
-        Да вы все мне снитесь! – выкрикнул я неожиданно.
Друзья на мгновение посерьезнели, а потом залились смехом. Но мне не было смешно. Я подумал о том, что если все это ощущается мною как реальная жизнь, если я помню, что было вчера и предполагаю, что будет завтра, то, что же есть «настоящая» жизнь, жизнь вне этого сновидения? Кто тот человек, который грезит сейчас? Явно это я, но какой я в реальности? Сколько мне лет, чем я занимаюсь, где я живу? Я вскочил на ноги и подбежал к шершавому стволу ели, смотрел на нее, словно она может мне что-то подсказать. Я ощущал себя словно в аквариуме, из которого не могу выбраться. Я захотел проснуться, но потом призадумался, а стоит ли? Ведь в этом сне я счастлив, рядом мои друзья и костер, тем более я не доел запеченное яблоко. Я вернулся к ним, удивленные они смотрели на меня.
-        Ты чего это? - спросил Антон.
-        С тобой все нормально?, - испуганно вторил ему Сергей.
-        Да все нормально, я просто пошутил, - обманул я своих друзей.
Они снова продолжили свой разговор, а я любовался искрами, улетающими в почерневшее небо и ел горячее, обжигающее губы и язык яблоко…
Thursday, October 5th, 2006
11:38 am
Вектор.
Длинные, похожие на дым, ни разу не познавшие металла волосы развивались по ветру. Диана натягивает тетиву лука. Как сильны и красивы ее натренированные руки в этом воинственном напряжении, как грациозна осанка. Ее тело обнажено. Ноги твердо стоят на земле, в лучах восходящего солнца поблескивают влажные от пота бедра. Два сатира с вожделением любуются ее телом, тайком выглядывая из-за дуба. Ветер изменил свое направление. Один из сатиров зажмурился на мгновение, пытаясь своим поросячьим носом уловить молекулы аромата, соскользнувшие с плоти охотницы. Ему это удалось: блаженство и экстаз распространились по всему организму, он еще сильнее сжал мускулистые руки своего лесного друга, тот тихонько зарычал в ответ. Изменение ветра почувствовала и Диана, и пятнистый леопард. Пальцы отпустили тетиву, и стрела метнулась в темноту утра.
-        Вектор, - прошептали вишневые губы охотницы.
Пан вздрогнул и спрятался за деревом, прихватив своего беса-друга.
Диана опустила лук и прислушалась. Один вектор двигался наперерез другому. Они соприкоснулись. Стрела вошла в шею большой пятнистой кошке, разорвав кожу, перекрыла одну, а затем другую сонную артерию. Животное остановилось и уснуло. Вектор-стрела, замерев в мясе, продолжал останавливать направленные процессы в организме кошки. Движение крови, биение сердца, сокращение гладкой мускулатуры кишечника, ферментный синтез нуклеиновых кислот и других жизненно важных форм. Тело остывало, а сознание продолжало движение в другом пространстве, и движение это было безвекторным.
Диана, притомившись, присела. Расстелила свои извилистые смоляные волосы на траве, и повернувшись на бок, задремала. Лесной бес подкрался совсем близко к ее телу, встал на четвереньки, оттопырив хвостатый зад. Его звериный нос жадно принюхивался, ловя терпкие женские ароматы, глаза с жадностью разглядывали чуть влажную кожу. Руки сами тянулись и жаждали прикосновения. Желание стало непреодолимо, кривые пальцы легли на мягкий живот охотницы, но не прошло и мгновения, как старый бес был умерщвлен тонким, не понятно, откуда появившимся клинком. Его, сильное, исполинских размеров тело рухнуло рядом с воительницей. Небольшие животные, похожие на ежей налетели на него, разорвали на множество частей и утащили в свои норы, слизывая с оголившихся костей черную кровь.
Диана в своем сновидении натягивала тетиву лука. Сознание уснувшей от стрелы кошки двигалось в направлении восходящего солнца. Дух умерщвленного клинком Пана вожделенно выглядывал из-за старого дуба. Ветер переменится на мгновение, он сможет уловить аромат Дианы, а пятнистая кошка на долю секунды почувствует запах летящей стрелы.
Wednesday, October 4th, 2006
11:27 am
Старая шутка-ложь про Карму.
Бедный странник заблудился в пустыни. Его одолевала жажда, и шансов на спасение не было. Он, наверное, уже умер к тому моменту, когда его сознание нарисовало следующую картину: некая безличная сила, представленная ему в виде Джина из бутылки предложила ему осуществить три его желания. Он промолвил: «хочу, чтобы было много воды. Хочу быть белым. Хочу, чтобы вокруг меня было много женщин». Джин превратил его в унитаз в женском туалете.
Вопросы:
Получил ли странник то, что желал?
Он стал счастливым?
Какие причины (и каким следствиям они приводят) создают наши желания?
Что пожелает унитаз, когда его жизненный цикл подойдет к концу?
Кто такой Джин?
Monday, September 18th, 2006
10:50 am
Смена.
Тут будет рассказано, как с одним человеком произошла метаморфоза, касающаяся его внутреннего мира, ощущений и восприятия.

Случилось это в конце лета. В тот самый день, когда природа чувствует самое первое прикосновение осени. Это, едва заметное касание отражается в листьях деревьев и кустарников: они как бы сжимаются, чуть-чуть свертываются, скукоживаются. Изменение едва уловимо, но при достаточно внимательном наблюдении его можно отследить: знакомый пейзаж становится более резким, возрастает количество деталей, теней.

Наш герой был приглашен на праздник. За столом к нему подсел его знакомый, и весь вечер рассказывал про Hermes Trismegist. Возможно, этот рассказ явился толчком к внутренним изменениям, которые не замедлили проявиться. Уже на следующий день, лежа в своей кровати, он почувствовал боль во всем теле и возрастающую температуру.
-        Я, наверное, не пойду на работу сегодня… - сказал он своей супруге.
Она расстроилась и ушла одна. Наш герой лежал на стареньком диване и разглядывал желтые занавески. «Странна болезнь, - думал он, горло не болит, кашля нет, никаких симптомов отравления; только температура 38 градусов и боль в мышцах. Да и еще образ Hermes Trismegist. Такое впечатление, что он и вызывает болезнь». Первое изменение в восприятии обнаружилось когда наш герой открыл окно: в комнату ворвался запах дыма, но что-то не то было в его аромате…появился какой-то новый, не ощутимый ранее оттенок. Потом в аромате чая с лимоном почувствовалась новый имбирный привкус. Вообще все изменения носили не кардинальный характер, но словно происходило некое смещение, сдвиг. Создавалось впечатление, что окно, через которое смотрит человек на мир, выражаясь образно, стало немного шире или сместилось в сторону. Так, например ароматы свежей скошанной травы и арбуза, похожие по своему звучанию сместились таким образом, что арбуз практически стал неотличимым от травы, а трава приобрела новые звенящие ноты, неразличимые ранее. Освещение и цвет тоже стали иными, словно поджаренными, яркими и контрастными, но не повсеместно. Некоторые цвета, напротив приглушились, пожухли, разбавились. Особенные изменения претерпел желтый цвет, он стал ярче, громче и наравне с ним зазвучали близкие ему цвета – красный и зеленый. Восприятие предметов тоже стало несколько другим. Старые обои на стенах красно-охристого цвета, сероватый потолок, темно-коричневая мебель, красный пестрый ковер на полу и другие предметы интерьера стали какими-то далекими: и знакомыми и незнакомыми одновременно, они словно угадывались, а не вспоминались, когда на них направлялось внимание, похожее ощущение было и с музыкой. Каждый день кто-то, живущий в доме напротив, включал одну и туже песню, много раз слышанную ранее, но теперь звучащую не так, как прежде. Солнце, тени от деревьев, ветер с запахом дыма, звучащая на улице мелодия, шуршание листьев, ароматы фруктов, стоящие около кровати – все это было другим, дополненным, уточненным, конкретизированным. На душе было спокойно и тихо, мысли текли плавно и непроизвольно. Четко чувствовалось чего необходимо. Ощущалась явная потребность: на полке, где хранились журналы, стояла книга. Она давно уже была куплена, но прочитать ее так, и не удавалось. Но теперь она будет изучена. Это не просто желание, это необходимость. Острая нужда чувствовалась не как голод или жажда: остро и суетливо. Нет, наш герой лежал на диване и знал, что как только он найдет в себе силы, он достанет со шкафа эту толстую книгу и начнет ее читать. С самого начала, не пропуская не одной страницы.
Прошло ровно десять дней. Болезнь пропала так же быстро, как и появилась, но осталось новое восприятие и новые ощущения. Старый знакомый мир стал другим. Возможно, опытный врач легко сможет определить недуг, который пережил наш герой и даже назвать его на латинском языке, а внимательный микробиолог смог бы выделить из крови больного особую бактерию, которая бы все объяснила, но мы не сильны не в медицине, не в микробиологии и поэтому не будем углубляться в рассуждения о возможной причине этого странного недуга. Отметим напоследок один символический акт: когда наш герой уже был здоров, его супруга попросила поменять в подъезде лампочку, мол, старая перегорела, нужно ввернуть новую и поярче.
Thursday, September 14th, 2006
10:53 am
Оса на асфальте.
Я возвращался домой на маршрутке. Как всегда забился в самый дальний угол, заплатил за проезд и достал из рюкзака книгу. Рядом со мной села молодая светловолосая женщина, она слушала плеер. Наша машина выехала на Волоколамку и остановилась на светофоре. Я прикрыл книгу и посмотрел в окно. Слева в поле зрения что-то промелькнуло…
Я повернул голову, чтобы рассмотреть,  что это было. На стекле сидела оса. Не знаю, как попадают осы в маршрутки; может кто-то приносит их на одежде, может сами залетают?
Наша машина снова поехала.
Я думал: у меня есть выбор, например я, могу выпустить осу на улицу, но для этого нужно совершить ряд действий – попросить человека, сидящего передо мной открыть окно, каким-то образом поймать насекомое… Это отвлечет меня от чтения, возможно, напугает того человека, мимо которого я буду проносить жужжащую осу.… Но я могу, не замечая назойливое и опасное насекомое, продолжать свое чтение. Так я и сделал. Но читать не смог. Мое сознание постоянно отвлекалось. Полосатая муха опасно пролетала мимо меня, я видел ее краем глаза, а иногда она исчезала... тогда я волновался еще сильнее. Я воображал, как она заползает ко мне в рукав или за шиворот… Что я сделаю, если почувствую щекотание на теле? Вдруг я не совладаю со своим рефлексом и хлопну по этому месту, а этого не следует делать, так как в мою кожу вонзится тонкое жало. Это не смертельно, но и неприятно. Придется вытаскивать его, терпеть боль до дома, да и потом не сразу пройдет болезненное ощущение. И сама оса погибнет… Эти размышления привели меня к тому, что лучше все-таки выпустить ее на улицу.  Мы снова остановились на светофоре. Я попросил сидящую напротив девушку приоткрыть окно. Предупредив ее удивление, что, мол, и так не жарко, я сказал, что это совсем ненадолго и я закрою его через мгновение. Чем прогнать осу я знал – бейсбол кой. Взяв ее за козырек, я аккуратно стал подгонять осу к открытому окну.
-        Так не получится, - сказала сидящая справа от меня женщина.
-        А как? Рукой я боюсь ее трогать, - немного подумав, ответил я.
-        Её нужно прижать кепкой к стеклу, а потом рукой схватить ее сквозь материю.
Я тут же так и сделал. Через мгновение оса оказалась на свободе. Я поблагодарил женщину за совет, а сам задумался: откуда она так хорошо знает, как нужно управляться с осами? Но спрашивать не стал.
Снова загорелся зеленый, и мы поехали. Вот в тот момент я задумался…

…задумался над дальнейшей судьбой осы. Что произойдет с ней? Она улетит или оставшись на асфальте  будет раздавлена машинами? Оса наверняка не могла предположить, что ее стремление к свободе в этом месте и в это время представляет смертельную опасность. Будь у нее такое понимание, она не стала бы провоцировать меня на какие-либо действия, сидела бы тихо пока мы не доехали до конечной, а там лес, машин мало. Но ее рефлексы заставляли снова и снова стучаться в стекло.
Friday, September 8th, 2006
8:29 pm
" Не насытится око..."
Я ехал в 542-м автобусе. Рядом со мной сидел пожилой человек, напротив него сидел юноша, они были знакомы и разговаривали о чем-то, когда я к ним подсел. Сидение напротив меня пустовало. Молодой человек уныло смотрел в окно.
-        Эх, опять дождь…теперь так и будет… осень…
-        Чем же тебе не нравится дождь?
-        Ну, как же? Как дождь может нравиться? Вы, верно шутите!
-        Нет, почему же? Я говорю серьезно.
-        Тогда я не могу понять, как это серое свинцовое небо, сумрак и ливневый поток с неба может быть красивым?
-        А почему нет?
-        Потому, что когда светит солнце, Мир красив, ярок. Изобилие цвета и света радует глаз, настроение хорошее в такую погоду. Одни облака чего стоят! Да что там облака, просто чистое лазоревое небо так прекрасно… Ну что я вам объясняю? Нельзя сравнить по красоте солнечный летний день и дождливый осенний.
-        Я понимаю.., - промолвил старик.
Автобус остановился и на свободное место, то, что было напротив меня, присела девушка. Как необычно было ее лицо! Я даже не сразу понял, в чем заключается эта необыкновенная ее красота. Но, приглядевшись, увидел: ее глаза. Они были необычайно красивой формы, как два лепестка и находились под небольшим углом друг к другу. А размер их был так велик, что природа, сделав их, словно сама, удивилась тому, что они не помещаются на лице, и добавила ей очень широкие скулы….
Я залюбовался этой красотой и не слышал того, что говорил пожилой господин. А он говорил, что не нужно пытаться любоваться дождем, как любуешься солнцем. Дождь не для этого. Его красота не в цвете, а в звуке. Если желаешь ощутить, чем хорош дождь, то выйди на веранду, сядь в кресло, укутайся потеплее в плед и слушай, как шуршит листва под каплями дождя, как плещется вода, выливаясь из водосточной трубы, как, капая с навеса на мокрую землю, звенит влага! Этот звук разнообразен и красив, он объемен и завораживающие мелодичен…
Автобус снова остановился, девушка исчезла так же неожиданно как появилась, а я не услышав ответ пожилого человека, затосковал. Мне на самом деле очень хотелось узнать, как можно наслаждаться красотой дождя. Я, было, хотел спросить, но постеснялся. Как-то неловко переспрашивать…
Monday, August 28th, 2006
4:31 pm
Розовые облака.
Розовые облака на васильковом небе медленно покачивались. Я был так молод; может три месяца мне, было, может четыре. Детская коляска, в которой меня везли, шатаясь в такт шагу, а мне казалось, что это качаются облака: розовые с фиолетовым оттенком в тени, светящиеся в лучах невидимого солнца, бархатистые, спокойные. Вдоль дороги, по которой меня, везли росли травы: полынь, пижма, зверобой, цикорий….как благоухало это разнотравье! Но этот горький медовый аромат, как мне тогда казалось, исходил от прекрасных розовых облаков. Под колесами коляски скрипел песок и мелкие камушки, но и звук пыльной дороги для меня был звуком облаков.
Monday, August 21st, 2006
6:09 pm
-        В чем суть искусства?
-        Суть искусства – отражение. Любой предмет искусства, по сути, зеркало.
Friday, August 18th, 2006
11:55 am
Автобус 542-го маршрута.
Вчера вечером я не поехал как обычно на маршрутке, решил прокатиться на автобусе. Там я встретился с необычайной красоты девушкой, всю дорогу я украдкой разглядывал ее лицо. Невозможно передать все ее великолепие, но я хочу описать лишь то, что может по праву считаться лишь тенью ее красоты. Вот ее портрет:
Глаза большие, в форме миндаля, линии тонки и изысканы, веко тяжелое, темное, прикрывает радужную оболочку на треть; а какой у нее цвет! Словно некий фантазийный янтарь! Его блеск спокоен и лучезарен в тени длинных ресниц. Ресницы, словно росчерки пера: легкие, острые, но при этом очень густые. Те, что расположены ближе к носу изгибаются вверх, а те, что ближе к периферии смотрят вниз, слегка перекрывая глаз. Нос прямой и тонкий. Словно стрела делит лицо на две части. На всем протяжении от переносицы и почти до самого кончика он имеет одинаковую ширину, только самый кончик утончается и слегка выступает, приобретая невообразимую изящность. Ноздри узкие, едва заметные. Если взглянуть на этот прекрасный, классический нос в профиль, то становится заметно, что его линия совпадает с линией лба, и очень сложно понять, где заканчивается лоб и начало носа: переносится плохо читается, это придает лицу черты античности. В этом ракурсе так же хорошо заметно, что кончик носа немного вздернут, но не так, как это бывает у курносых носов: он просто не нависает над верхней губой, его вершинка стоит чуть поодаль, нежели основание. Нижняя губа чуть выступает над верхней, она, опять же при рассмотрении сбоку, похожа на морскую волну во время шторма, гребень этой волны направлен к носу, кстати, расстояние между носом и верхней губой незначительное. В анфас: вершины верхней губы далеко стоят друг от друга, нижняя губа немного шире верхней. Вообще форма очень напоминает классический «лук Венеры» но более тонкая, а уголки рта, вынесенные, как кажется чуть дальше к периферии от воображаемых линий, опущенных вниз от зрачка и вдоль лица, делают его чуть шире, чем в классическом варианте. Подбородок тонкий, но выступающий вперед, почти до уровня кончика носа. Лицо в целом вытянутое, скулы широкие, но расположены высоко, они подчеркнуты тенью, естественной, а может быть сделано специально с помощью косметики. Нижняя челюсть не имеет резкого угла с подбородком, от этого низ лица имеет плавную овальность. Волосы цвета горячего шоколада, впрочем, они даже блестят, как горячий шоколад. Прямые, ниспадающие на плечи, края острижены угловато, и, как ресницы, напоминают росчерки пера тушью. Иногда она поправляла их, тогда можно было заметить ухо: небольшого размера и немного оттопыренное, видимо она стесняется этого и прикрывает его волосами.
Улыбка. Когда она улыбнулась, я увидел необычайной красоты зубы: словно жемчуг: ровные, прямые. Межзубные промежутки не заметны совершенно! А сама улыбка придала лицу столько жизни и света… Автобус двигался в разных направлениях, поэтому освещение постоянно менялось: то окрашивало ее ровную смуглую бархатистую кожу ярким золотистым светом, то покрывала мягкими рефлексами. Девушка разговаривала, улыбалась, задумывалась, хмурила брови, смотрела по сторонам и, как мне показалось, заметила на себе мой взгляд, но я вовремя отвел глаза….
Thursday, August 17th, 2006
1:10 pm
Разговоры о самом важном.
Однажды летом мы с Ваней жили на даче. Дом располагался на берегу озера, и мы ловили рыбу в этом озере. Вернее рыбу ловил Ваня, я только наблюдал. Рыба попадалась большая и жирная, ее хватало, чтобы каждый день питаться ей и не чувствовать голода. Время от времени мы ходили в город и покупали там  другую еду: просто для разнообразия. Дни выдались теплые, без дождей, солнце чаще всего светило через дымку, напоминающую ситец. Ночи прохладные и свежие. Мы жили в этом прекрасном месте как в сказке, наши будни были наполнены праздным бездельем и диалогами. Приведу некоторые.

***
Полдень, солнце в зените, мы выходим из тени дома.
-        Можно пообедать.
-        Да, но обед еще не готов.
-        Тогда, пока готовится обед, можно искупаться…
***
Вечереет, солнце освещает высокое разнотравье во дворе, насекомые кружатся вокруг цветков пижмы и клевера, полынь благоухает горьковатым ароматом…
-        Почему мы не скосим траву?
-        У нас нет косы…
-        А если бы была, то скосили бы?
-        Нет, конечно, ведь это как красиво и необычно: не скошенная трава…
***
-        Что будем делать вечером?
-        Есть несколько вариантов: можно коптить рыбу, можно играть в карты, можно купаться в озере, а можно смотреть телевизор.
-        Хм…что же из этого выбрать?
-        А зачем выбирать? Мы все успеем сделать.
***
За окном уже стемнело, мы сидим в доме в мягких креслах, играем в карты, пьем пиво прямо из бутылок, слушаем музыку… Вдруг от неосторожного и ленивого движения одна наполовину полная бутылка падает на деревянный пол и с шипением разливается. Пространство наполняется запахом пива.
-        Наверное, нужно убрать?
-        Да. Но можно и не убирать… Тогда влага подсохнет и в комнате останется прекрасный аромат….
Tuesday, August 15th, 2006
5:00 pm
О городе Ржев.
Об этом городе я слышал часто: каждый раз, когда садился на Ржевскую электричку. Я проезжал на ней несколько станций и выходил. Думал, что она отправляется дальше и через несколько часов будет в Ржеве. Какой он этот Ржев? Однажды я попал в этот город, проездом. Мы ехали на машине из Селигера, и водитель сказал: будем проезжать Ржев. Я ждал и радовался, что вот, наконец, увижу его, город, про который так много и часто слышал. Представлял, как буду рассматривать из окна быстро мчавшегося по Ржевским улицам автомобиля местную архитектуру, людей… Но вышло несколько иначе. Мы остановились около магазина, купили мороженое, и уже было собрались ехать, как вдруг сломалась машина. Пришлось ее толкать. Так и протолкали через весь город. Пыхтя от усилий я посматривал через плечо, стараясь разглядеть местный ландшафт… Наконец автомобиль завелся, но город Ржев уже остался позади.
Wednesday, July 12th, 2006
11:36 am
Вечер года.
Наступает Вечер года. Для меня это лучшее время; может быть для кого-то еще, не могу точно судить об этом. Например, одна моя знакомая говорила, что ей  особенно нравится утро, потому что утро, это начало и весь день еще впереди. Но я не испытываю от этого особого восторга, напротив, мне гораздо уютнее, когда день уже позади, что сделано, то сделано, можно размышлять над результатами, а можно придаваться праздной созерцательности. Не по этой ли причине так прекрасны закаты?
Monday, July 10th, 2006
5:31 pm
Вечная весна.
У моих соседей, что живут на этаж выше, есть кондиционер. С него капает вода, она ударяется о железный карниз… Особенно хорошо это слышно ночью. Я лежу на своей кровати и прислушиваюсь к этим звукам: точь-в-точь как весенняя капель! На улице разгар лета, а мне кажется, что только начало весны.
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com